Эхнатон или евреи – кто основал монотеизм?

Элиэзер М. Рабинович

 

Две удивительных истории случились, возможно, в одном и том же месте примерно в то же время.  Одна – это история фараона 18-ой династии Аменхотепа IV, который в противоречии с древнейшей уже в то время культурой его страны начал служение единому богу Солнца Атону, перенёс свою столицу в новое место и сменил своё имя на Эхнатон, что означало «Атон удовлетворён».  Эхнатон проиграл: после его смерти после 17-летнего правления, его столица и храмы были разрушены, он был исключён из списка царей и из истории и оставался неизвестным до раскопок в Тел-Амарне в конце 19-го века.  Другая – это история маленькой нации скотоводов, монотеизм которых выжил, развился и изменил мир – во вском случае, западный мир.  Когда эти истории рассказываются вместе, они всегда содержат спекуляцию, что Моисей основал еврейский монотеизм на идеях Эхнатона. Странно, что никому до сих пор не пришло в голову, что дело могло быть как раз наоборот, а именно: евреи ввели Эхнатона, так сказать, в «ересь», проиграли и были вынуждены бежать из Египта.  Это то, что я попытаюсь показать в моем сегодняшнем выступлении. Я подробно изложу статью, впервые написанную мной по-английски и в сокращённом виде напечатанную в New Jersey Jewish News в 2000 г.  Затем в 2005 г. сокращённый вариант, переведённый мной, был напечатан в газете «Русский Форвартс».

 

Прежде всего – я хочу потратить некоторое время на два вступительных вопроса: во-первых, какое право имею я, инженер, говорить на эту глубоко специальную историческую тему, и, во-вторых, почему эта тема может быть важной сегодня.  Я останавливаюсь на своём праве не из-за комплекса неполноценности и не потому, что боюсь, что услышав, что я – не профессионал, вы встанете и уйдёте.  Меня проблема права интересует, скорее, в теоретическом плане.  Вряд ли найдётся историк, которого стали бы слушать, если бы он заговорил, скажем, о теории машин.  Но в гуманитарных областях мы все более или менее считаем себя спецами, и это по причине принципиального отличия точных наук от неточных. На инженера надо долго учиться. А чтобы стать писателем некоторое общее образование, конечно, не помешает, но главное – это талант и жизненный опыт.  Писатели делятся на хороших и плохих, а профессионал отличается тем, что он уже умеет зарабатывать на жизнь письмом, тогда как так называемый «любитель» ещё нет.

 

Не так просто обстоит дело с историей.  Историк – это специалист, учёный языкам, или археолог, добывающий факты из-под земли.  Любитель, если он не потратил годы на самообразование, не может добывать исторические факты. Но вот наступает момент, когда историк или археолог закончил сбор фактов, привёл их в нужный порядк и сел писать историю для вас и для меня.  Я утверждаю, что когда вышла его книга на наш суд, он не имеет преимущества перед любым широкообразованным и логически мыслящим человеком в интерпретации добытых им фактов – каждый может предложить свою версию истории, основанную на его находках. 

 

Есть такое понятие – человек Ренессанса.  Во времена Возрождения человека не просили предъявить диплом на право говорения, а жадно слушали каждого, кому было, что сказать.  Однако говорун должен был быть уверен, что ему есть, что сказать, ибо критика была без всякой снисходительности к его непрофессионализму.  Сейчас мы живём в «цеховое время» - профессионалы- обычно имеют мало терпения для исторических выводов инженеров, и добиться их внимания трудно.

 

Впрочем, я отчасти понимаю, почему у специалистов мало терпения к любителям.  В свободном мире сказать и напечатать можно всё, что угодно, без возрожденческой готовности к критике.  Это бывает смешно, когда любитель хватает всю историческую науку за руку, якобы найдя у неё элементарную ошибку в фактах.  Вот я держу две книги на тему моего доклада, написанные любителями.  Одна написана неким Сэндерсом с любопытной, хотя и необоснованной гипотезой Исхода евреев.  Это не пустая книга, и я почерпнул из неё некоторые факты.  Гипотеза же Сэндерса основана на том, что евреи вышли из Египта не в 13-м веке д.н.э., как полагает большинство историков – Сэндерс называет эту дату результатом Голливудского представления об Исходе , а много раньше – в 1447 г., как это чётко указано в Первой Книге Царств в Библии.  Да как же это историки могли так ошибиться?  А очень просто – Сэндерс не говорит и, скорее всего, просто не знает, что в Библии есть указания на ещё две, сильно отличные, даты, и это делает библейскую хронологию и вместе с ней рассуждения Сэндерса мало полезными.

 

Другая книга написана около 70-ти лет назад автором, который был не бóльшим специалистом в области еврейского Исхода, чем я, но эта книга оказалась очень влиятельной, и ни один специалист не может её игнорировать, хотя все её обоснованно критикуют.  Причина внимания к этой любительской книге состоит в том, что её автор – один из властителей дум 20-го века, хотя его влияние – результат вклада в совершенно иную область.  Это Зигмунд Фрейд, к последней книге которого «Моисей и монотеизм» мы ещё вернёмся.

 

В своих рассуждениях я не буду изобретать или оспаривать факты, хорошо установленные историками.  Я займу нишу в интерпретации,  а не в фактах.  Всё, что я буду говорить – это гипотеза, спекуляция, которая никогда не может быть доказана.  Но я утверждаю, что она никогда не может быть и опровергнута, а, стало быть, имеет право на существование наряду с более установившимися гипотезами.  Если здесь присутствует специалист или если бы он или она присутствовали и, выслушав, разгромили меня в пух и прах, я был бы очень огорчён.  Но только на условии готовности к такому разгрому, я основываю моё право на ваше внимание.

 

Теперь – а зачем нам всё это надо?  О, нам это очень надо, как это было нужно Иосифу Флавию, который около двух тысяч лет назад написал трактат «О древности иудейского народа – против Апиона», возражая тем, кто уже тогда отказывал евреям в древности их традиции и культуры.  Люди – исторические животные, и мы не мыслим себя вне  своей истории и традиции. У евреев же традиция и чувство истории  были ответственны за сохранение их как нации без государства, территории, правительства и полиции. Образование Израиля было основано на признании миром еврейской традиции.  Вы знаете, что в отношении еврейской Катастрофы от рук немцев 65 лет назад, есть движение т.н. «ревизионистов», отрицающих Катастрофу, и это движение вызывает возмущение всех порядочных людей.  Но немногие из вас заметили существование другого опасного движения – движения историков-минималистов, к которым примкнули и некоторое евреи и даже израильтяне, которые, как в древности Апион, отрицают историческую достоверность всего, что написано в Торе.

 

Я здесь позволю себе рассказать наш семейный анекдот.  Лет 30 назад наша тогда семилетняя дочь спросила меня, есть ли Б-г и правда ли всё, что написано в Торе.  Я начал объяснять ей различные точки зрения по этому поводу.  Послушав меня пару минут, дочь воскликнула: «Папа, я задала тебе два простых вопроса – есть ли Б-г и правда ли, что написано в Торе – а ты тут разводишь долгие объяснения!»  Эти два «простых» вопроса навсегда остались частью нашего семейного фольклора.  И вот прежде, чем мне говорить об Исходе, мы должны задаться вопросом, могут ли истории в Торе, быть правдой?

 

Для религиозного ортодокса – еврея или христианина – положительный ответ само собой разумеется.  Для научно мыслящего человека, не желающего, однако, объявить себя атеистом, единственно возможным подходом мне кажется такой: Б-г создал мир и установил законы природы.  Я не помню, кому принадлежит высказывание, что мы должны быть благодарны Б-жеству хотя бы за то, что Он не меняет законы природы в тот момент, когда мы о них догадываемся.  Но Он их не меняет и управляет нами через эти законы, через не противоречащие им явления природы, эпидемии, а также посылая на Землю великих людей с разнообразными миссиями.  Это значит – для научно мыслящего ума, что чудес не бывает.  Не может съедобная манна падать с неба каждый день, не может море расступиться и пропустить через себя как пóсуху пару миллионов человек, а затем потопить преследующую армию.

В 18-м веке немецкая и французская историческая мысль начала движение, называемое «высокой критикой», в котором историчность Библии оспаривалась вплоть до почти оптового её отрицания.  С другой стороны, в 19-м веке началась библейская археология.  В отличие от Греции, Италии, Египта, где руины лежали на поверхности, Месопотамия, или Двуречье – сегодняшний Ирак – была покрыта песками и холмами, и ничего о её древней истории не было известно, кроме того, что написано в Библии.  Руководствуясь этими сведениями, археологи, начиная с француза Ботта, в 19-м веке создали подробнейшее описании истории Двуречья, всех царств, династий, и наполнили музеи мира гигантскими статуями крылатых коне-людей и керамическими рельефами.  Скептики оказались неправы.

Но это всё относилось к более поздним книгам и событиям чем те, что описаны в Торе, или Пятикнижии.  Тора посвящена созданию мира, человечества и еврейской нации вплоть до её прихода к завоеванию Ханаана, или теперешней Палестины.  Мифология любой развитой культуры начинается с космогонии, и у всех она неверна с научной точки зрения.  Ведь ни один писатель не присутствовал при Творении и не мог знать, как оно происходило без современных научных методов.  Перескакивая через несколько глав, мы приходим к первому из двух определящих событий в создании еврейской нации – миссии Авраама.  В сильной главе «Лех леха» - «Встань и иди!» - Б-г приказывает некоему Авраму 75-ти лет, жившему в доме отца в Двуречье: «Пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего, в землю, которую я укажу тебе».  В этой же главе Аврам (позднее ставший Авраамом) впервые называется «hаИври», т.е. евреем.  Это слово нечасто встречается в Библии, и оно не является нашим главным самоназванием – Иудеи или Израильтяне – более принятые слова, и английское “Jew”, идишистское «аид» и польско-чешское «жид» происходят от слова «иудей», и это какая-то лингвистическая курьёзность, что в русском языке укрепилось слово «еврей», а слово «жид» стало тяжёлым оскорблением.  Есть два объяснения слова «еврей».  Одно, более соответствующее духу Торы, означает, что Авраам был потомком Эвера, правнука Сима, от имени которого происходит слово «семит».  Другое, более романтическое объяснение, говорит, что слово «иври» означает «перешедший», от глагола «лаавор» - переходить, покольку Авраам сделал решительный шаг, перейдя реку для новой жизни и основания новой нации. (В одной из советских антисемитских книг автор утверждал, что слово «еврей» как «перешедший, переступивший» означает преступника.)  Но как ни более приятно для нас второе объснение, Лев Каценельсон, один из редакторов и авторов дореволюционной «Еврейской Энциклопедии», правильно отмечает, что названия народов в Торе происходят исключительно от имени или прозвища родоначальника или местности, но никогда - от нарицательного имени.  Так и наши более принятые самоназвания - Израиль и Иудеи - происходят от почётного прозвища Иакова, данного ему после борьбы с Б-гом и означающего «Б-гоборец», и от имени его четвёртого сына Иуды, которому Иаков передал первенство и руководство семьёй и нацией.  Также впоследствии были названы два еврейских государства в древнем Ханаане.  В современном Израиле еврей по религии и этническому происхождению называется «еhуди», а по гражданству – «исраели».  Название же языка «иврит» и английское “Hebrew” происходят, конечно, от слова «иври», еврей.

Библия, однако, намекает, что уже в самые древние времена евреи были  более широкой этнической группой, хотя и включавшей в себя израильтян.  Иосиф в тюрьме рассказывает царедвоцам фараона, что он был «украден из земли Евреев» (Бытие, 40/15) – так не говорят, если единственными евреями в то время были члены его семьи.  Во времена же царя Саула, по-видимому, уже существовала диаспора, и евреи даже могли оказаться в противоположном лагере во время войны. В Первой книге Самуила, 14/21, мы читаем, как после победы Саула над филистимлянами «Евреи, которые вчера и третьего дня были у Филистимлян и которые повсюду ходили с ними в стане, пристали к Израильтянам, находившимся с Саулом и Ионафаном».

Много безрезультатных усилий было затрачено археологами в поисках следов патриархов – Авраама, Исаака и Иакова.  Один анекдот довольно чётко описывает возможности и границы археологии.  Одессит и житель Николаева хвастают друг перед другом.  Одессит утверждает, что в его городе уже две тысячи лет назад был  телеграф.  «Откуда ты знаешь?»  «Были раскопки и на соответствующей глубине нашли проволоку!»  «Ну, - парирует житель Николаева, - в нашем городе в то время уже был беспроволочный телеграф!»  «И откуда ты это знаешь?  «Были раскопки, и на соответствующей глубине НЕ нашли проволоку.»  Это довольно нелепо надеяться найти следы странствий одной семьи через четыре тысячи лет.  Максимум, на что археологи могли рассчитывать, это определить историческую эпоху, в которую могли уложиться эти странствия. Обзор, составленный профессором Финкельштейном в его книге “The Bible Unearthed” («Раскопанная Библия»), показывает, что этот период разные исследователи датировали так рано, как 21-ый до н.э., или так поздно, как 12-ый век и позже.

Вся дальнейшая книга «Бытия» посвящена истории семьи Авраама вплоть до прихода Иакова с семьёй в 70 душ в сытый Египет, по приглашению сына Иосифа, важного министра при фараоне.  Книга кончается смертью Иосифа.  Начиная со второй книги, вся остальная Тора – это история ещё более важного события в строительстве иудейской нации – Исхода из Египта, и дарования Торы и еврейского законодательства.  Настолько важно было это событие, что Б-г приказал евреям, говоря о месяце исхода Нисане: «Месяц этот да будет у вас началом месяцев; первым да будет он у вас между месяцами года» (Исход, 12/2), т.е. месяц Исхода будет первым, а месяц Нового года и сотворения мира – Тишрей – седьмым.  Можете ли вы представить себе с чем мы, евреи, остаёмся, если вдруг историки уверят нас и мир, что Исхода не было вовсе?

Для секуляриста здесь возможен двойной подход.  Мы можем остаться с основополагающим мифом, который не хуже, чем мифы других народов, и является основанием нашей национальной культуры.  Однако в этом случае все попытки рассказать, а как это могло быть иначе, бессмысленны: миф принимают как есть и не  редактируют в  21-м веке.  Или мы можем всё-таки попытаться понять, что из того, что написано в Торе, могло быть на самом деле нашей историей.

Человек научного склада поймёт, что Исхода в точности, как он описан в Торе, быть не могло.  Книга Чисел начинается с подсчёта боеспособного населения – мужчин от 20-ти лет, способных носить оружие.  Их оказалось 603,550 человек, не считая членов священнического колена Левитов (Исход 2/32,33).  Вместе с ними, детьми, женщинами и стариками должно быть около двух миллионов человек.  Андре Доллинжер из Израиля составил и поместил на Интернете интересную компиляцию данных о населении древнего Египта.  Во всём Египте того времени было населения  3±1 миллиона человек – могли ли два миллиона быть евреями, покинувшими страну?  Да и Синайская пустыня не могла поддерживать такое количество людей в течение длительного времени.

Вот на этой карте, составленной современными историками, мы видим три возможных пути Исхода, с переходом через море, возможно, здесь, а может быть и здесь – через озеро вместо моря; нигде – через Красное море.  Карта сделана по пунктам, названным в Торе, среди них главный – Кадеш-Барнеа, где израильтяне просидели 38 из 40 лет брожения. Один из минималистов, Тель-Авивский профессор Финкельштейн, указывает, что многих городов, о которых говорится в Торе, не было до 7-го века до н.э., так что известная нам редакция Торы не могла быть написана раньше.  Это очень сильный аргумент, но кто может утверждать, что авторы и редакторы 7-го века не пользовались более ранними источниками, для удобства читателя давая пунктам маршрута современные им названия?  На глубокую древность этих источников указывает Гарольд Вьенер в его статье о Пятикнижии для “The International Standard Bible Encyclopedia” (vol. IV, p. 2305, 1957): он упоминает, что в Бытие, 10/22, одним из сыновей Сима назван Елам.  Но про Елам было известно, что это арийский, а не семитский народ.  Затем были откопаны тексты, которые показали, что в самые ранние времена – намного раньше 7-го века до н.э. - эта территория была населена семитами.  Финкельштейн и другие археологи проводили интенсивные раскопки в районе Кадеш-Барнеа и не нашли никаких следов присутствия там больших масс людей.  Но вполне возможно, что весь маршрут Исхода не был известен редакторам 7-го века, и они его целиком придумали, т.е. искать надо совсем в другом месте.  Более сильный аргумент я прочитал у другого автора, который указывает, что в Ханаане не было обнаружено большого изменения ни в количестве, ни в стиле керамических черепков в течение тех 300 лет, когда Исход был возможен, и это ставит под сомнение вероятность вливания огромных масс людей из-за границы.  Но ни один древний, хотя и поздний историк, как египтянин Манефон или грек Страбон, не сомневались в передвижении массы людей из Египта в то время.

Один из крупнейших современных египтологов, профессор Ян Ассманн из Гейдельберга, указал на любопытное различие между Эхнатоном и Моисеем.  Первый –  человек истории, но не памяти: он - достоверная историческая фигура, но египетская память его исключила и не сохранила, его откопали европейцы 19-го века.  В противоположность этому, Моисей – яркая фигура, никогда не исчезавшая из памяти с момента, как Библия стала основой западного мировоззрения.  Но он – не человек истории, нет никаких достоверных данных, подтверждающих его существование.  Я, однако, принимаю как рабочую гипотезу, что Исход был и Моисей был его лидером.

Приняв эту гипотезу, мы должны заняться вопросом – когда?  Тора не упоминает ни одного фараона по имени, но даёт нам три намёка в отношении даты, к сожалению, противоречащие друг другу.  Одна – это подсчёт времени Исхода от сотворения мира, пользуясь датами рождения и смерти действующих лиц.  Конечно, мы не можем принять всерьёз, что, скажем, Адам жил 930 лет, а Метушелах  - 969 лет, но сразу отбрасывать эти цифры тоже не стоит.  Дело в том, что авторы Пятикнижия, работавшие много позже, понимали проблему хронологии и, возможно, привели даты жизни в соответсвие с их пониманием датировки Исхода и других ранне-библейских событий.  В соответствии с этим, семья Иакова прибыла в Египет, когда ему было 130 лет, или в годау 2238 со дня Творения.  Это добровольное изгнание длилось 430 лет (Исход 12/40), так что Исход начался в 2668 г.  У нас сейчас 5767-й год, как бы считаемый со дня Творения, т.е. Исход начался 3099 лет назад, в 1092-93-м г. до н.э.  Это довольно поздно, учитывая, что уже через 70 лет, в 1020 г. Саул стал израильским царём.  Чтобы скомпенсировать это несоответствие, Талмуд, в противоречии с Торой, произвольно утверждает, что изгнание длилось только 210 лет, или 400 лет со дня рождения Исаака.  Это приводит Исход к 1312 г. до н.э., через 24 года после смерти Эхнатона.

Другое библейское сведение мы находим в Первой Книге Царств (6/1):  «В четыреста восьмидесятом году по исшествии сынов Израилевых из земли Египетской, в четвёртый год царствования Соломонова над Израилем, в месяц Зив, который есть второй месяц, начал он строить дом Господу» (второй месяц сейчас называется Яар).  Исторический писатель Пол Джонсон в «Истории евреев» пишет, что «правление Соломона – первое в истории Израиля для которого у нас есть абсолютные даты», и затем Джонсон дату 1225 г. до н.э., которую принимает большинство историков и которую в конце концё приму и я, но у Джонсона эта дата – результат курьёзной арифметической ошибки. Дата начала правления Соломона отнюдь не столь абсолютна, как Джонсон утверждает, и в разных источниках она колеблется между 1015-м и 960-м годами, и я беру 965 г. из книги Бикермана «Хронология Древнего мира».  В этом случае правильное вычисление таково: 965-й год – начало правления, 961-й – начало строительства Храма, минус 480 лет даёт нам 1441-й г. до н.э. как год начала Исхода.

Это, по-видимому, слишком рано, хотя Иосиф Флавий, ссылаясь на потерянные сейчас работы египтянина Манефона 3-го века до н.э., склонен отождествлять евреев с Гиксосами.  Но это ведёт к ещё более ранней дате.  Во время, котоое сейчас историки оценивают как около 1630-го г. до н.э., «Б-г возненавидел нас, - пишет Манефон, цитируемый Флавием, - и неожиданно с востока вторглись люди низкого рождения, достаточно наглые, чтобы захватить нашу страну силой, даже не позволив нам оказать сопротивление...  Они поставили над нами цари по имени Салатис.»  Точно неизвестно, кем были гиксосы, хотя считается, что это было семитское племя.  Любопытно, что титул Иосифа в Египте был «шалит» (Бытиё, 42/6), или правитель, что созвучно имени царя Салатис, но это слишком натянутая спекуляция утверждать, что речь идёт именно о нём.  Манефон писал, что гиксосы правили Египтом 511 лет, а потом их изгнали, и они ушли на восток в количестве не менее, чем 240 тысяч, и основали страну теперь называемую Иудеей.

Ну, 511 лет с 1630-го года приводят нас к  1119-му г. – близко к ранее вычисленной библейской дате 1092 г.  Но в хорошо изученной египетской истории нет «свободных» 511 лет для правления гиксосов.  Сейчас полагают, что они правили только 107 лет и в 1523 г. были изгнаны царём Амосисом – основателем блистательной 18-ой династии.  Манефон писал через 1300 лет после вторжения гиксосов, когда греческий перевод Ветхого Завета, известный как Септуагинта, был уже сделан.  Манефон, по-видимому, скомбинировал египетскую и еврейскую традиции, так что его свидетельсво теряет значение в качестве независимого источника.

Дата, которую называет Джонсон, 1225-й г. до н.э., основана на третьем библейском намёке (Исход, 1/11), а именно, что евреи потроили «Фараону города для запасов: Питом и Раамсес».  Предполагается, что эти города были построены фараоном Рамзесом II из XIX династии, который правил с 1279-го по 1213-й год.  Если так, то исход произошёл либо в конце его правления, либо в начале правления Мернептаха, от которого осталось единственное нееврейское упоминание израильтян того времени – стела с надписью:

Ханаан пленён и весь – горе.  Ашкелон захвачен, Гезер покорён, Яаноам больше не существует, Израиль разорён, его семени больше нет.

Ну, мы-то с вами можем только посмеяться над этой хвастливостью, будучи плодом израильского семени 3200 лет спустя.  Значит ли эта стела, что Мернептах был фараоном Исхода? Необязательно, отмечает Дюрант.  Это только означало, что египетские войска напали на Ханаан и разорили его. Но это да значит, что понятие Израиля как группы людей в Ханаане было уже хорошо установившемся в то время. При этом, - пишет Джонсон, - даже необязательно, что это было после Исхода, ибо значительное число евреев никогда не покидало Палестину.

Зигмунд Фрейд помещает Исход между 1358 и 1350 гг. – немедленно после смерти Эхнатона, но единственной причиной для этой датировки является его желание доказать, что Моисей был египтянином и придворным Эхнатона.  Ранняя дата Фрейда противоречит библейскому указанию о строительстве городов для Рамсеса.

Итак, мы принимаем дату – около 1225 г. до н.э.

Какова была причина Исхода?  Были ли евреи рабами в Египте?  Ответ кажется простым, как сказано в книге Исхода, гл. 1: «8. И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа».  «13. И Египтяне с жестокостию принуждали сынов Израилевых к работам.  14. И делали жизнь их горькою от тяжкой работы над глиною и кирпичами, и от всякой работы полевой, от всякой работы, к которой принуждали их с жестокостию».  Так что евреи страдали, Б-г послал им лидера – Моисея, который вывел их из рабства на свободу.

На самом деле, здесь всё непросто.  Во-первых, новый царь был далеко не первым, «который не знал Иосифа» - почему же вдруг такое изменение?  Дурант предполагает, что причина могла быть в смене династии с гиксосов на 18-ую, и гиксосы, как возможные семиты, были естественными защитниками евреев.

Это нелепое объяснение.  Гиксосы приняли египетскую религию и культуру, которые были в явном противоречии с еврейской религией, так что это вряд ли располагало их к защите евреев.  Сказать, что они, как семиты, были естественными защитниками, это тоже самое, что сказать, что сегодняшние арабы – тоже семиты – естественные защитники евреев Израиля.  Далее, следуя принятой нами дате 1225 г. для Исхода, Гиксосы были изгнаны около 1523 г. – так как же евреи мирно прожили без их защиты в течение 300 лет?  Навряд ли гиксосы имеют какое-то отношение к Исходу.

Во-вторых, я отважусь оспорить почти каноническое представление о рабстве евреев в Египте. Представление о рабстве основано на ошибочном переводе, которого, кстати нет в русском варианте, который я приводил.  В ивритском оригинале есть слова «авода каша», что означает «тяжёлую работу».  Производное от «авода» - «эвед» или «авадим» во множественном числе может означать и раба, и рабочего, и слугу. Возможно, чтобы не оскорблять современного рабочего, авторы палестино-израильского иврита 20-го века создали слово «овéд» - глагол настоящего времени, превратившейся в существительное «рабочий», но такого производного нет в Торе. В книге «Бытия» (45/16) мы читаем: «И дошёл до дома Фараона слух, что пришли братья Иосифа; и приятно было Фараону и рабам его».  В английском переводе слово “servants” - «слугам» употреблено вместо «рабам» и понятно, что речь, конечно, идёт о придворных, но в ивритском оригинале мы находим слово «авадав», т.е. «авадим», которое включило в себя местоимение «его».  Ниже (47/19) мы читаем, как Иосиф купил для Фараона всех жителей страны и их земли, чтобы уберечь их от голода.  Жители пришли к нему и сказали: «...Купи нас и земли наши за хлеб; и мы с землями нашими будем рабами Фараону...»  Опять используется слово «авадим».  Иосиф, возможно, был первый марксист, который скупил всю землю и её обитателей и заставил их  работать на государство за хлеб, но если так, то положение евреев не отличалось существенно от положения простых египтян!  И тем не менее, когда мы празднуем Пасху. Мы поём известную фразу «Авадим hаину...» и переводим её как ««Рабами были мы в Египте».

Даже сама идея праздника Пасхи отрицает примитивное рабство.  Когда Б-г (Исход, 12/23) отправился поражать египетских первенцев в наказание за задержку евреев, он пропустил – «пасах» - специально помеченные еврейские дома.  Это значит, что евреи жили не в гетто, а в обычных районах среди других египтян и без этой метки даже Б-г не отличил бы еврейских домов от египетских.  Евреи владели собственностью, стадами. И, наконец, в Первой Книге Паралипоменон («Хроники» по-английски), в 4/18, мы читаем поразительную информацию о некоем потомке Иуды по имени Меред: «Это сыновья Бифьи, дочери фараоновой, которую взял Меред».  Что? Еврей, женатый на дочери фараона?  Ну, мы знаем, что Светлана Аллилуева имела парочку еврейских мужей.  Значит ли это, что Сталин был большим любителем евреев? Нет, конечно.  Значит ли это, что в сталинском Советском Союзе не было антисемитизма? Нет, конечно.  Но это, да, значит, что формальным, официальным положением евреев было равенство, они проникали во все слои общества, и подобные браки были нередки.  Мы не знаем примеров евреев, женившихся в высшее общество в царской России, по крайней мере, без крещения. Аналогично, я думаю, и в Египте подобный брак был бы невозможен, если бы евреи состовляли сословие рабов.  Пол Джонсон пишет: «Мы не должны полагать, что Исход израильтян из Египта диктовался чисто экономическими причинами.  Это было не только для того, чтобы избежать тягот.  Библия намекает на то, что эти тяготы были переносимыми.  Моисеева орда порой жалела о наполненных мясом кастрюлях в Египте.  Жизнь в Египте была... более грациозной,... чем в любой иной части древнего Ближнего Востока.  Нет сомнения, что мотив Исхода был политическим.»  Так что мы лучше поищем других причин и для египетского антисемитизма, и для еврейского Исхода.

Для этого мы обратимся к Аменхотепу IV-му - Эхнатону, царствовавшему 17 лет с 1353-го по 1336 г до н.э. и умершего за 111 лет до выбранной нами даты Исхода. Это был фараон-поэт, семейный человек, который, как мы видим на откопанных барельефах, наслаждался тихими вечерами в кругу его жены Нефертити и дочерей.  Он немного напоминает русского царя Николая II-го – тоже хорошего семьянина и слабого правителя.  Эхнатон растерял часть земель, завоёванных прежними фараонами. И вдруг этот человек, в полном разрыве с глубокой двухтысячелетней культурой своей страны и неожиданно для его характера, пошёл на глубокую религиозную революцию.  Он отказался от старого пантеона богов, запретил моление Амону и стал молиться единому Богу Солнца по имени Атон, перенёс свою столицу из Фив в новое место и сменил своё имя на Эхнатон, что означало «Атон удовлетворён».

Его революция не ограничилась введением монотеизма.  Одним из важнейших элементов египетской культуры была глубокая вера в жизнь после смерти в гораздо более буквальном смысле, чем христиане видят загробный мир. Почти всё великолепное египетское искусство, которое мы знаем, предназначалось для гробниц, чтобы служить человеку в его тамошней жизни. Молодой человек, установившийся в жизни, начинал строить не только дом для своей семьи, но и гробницу для себя. И вот даже этот столп не пощадили реформы Эхнатона. Больше не было Озириса – бога подземелья.  В общем, реформы Эхнатона означали насильную замену старой цивилизации совершенно новой.

Удивительно ли, что эта попытка провалилась?  Вскоре после смерти Эхнатона священники и последующие фараоны восстановили старую религию, разрушили его столицу, где великолепные скульптурные портреты Нефертити и дочерей пролежали под землёй в сохранности для нашего с вами удовольствия до раскопок в Тел-Амарне. Эхнатон был исключён из списка царей.  Он не упомнается у Манефона, от которого нам досталось принятое и сегодня разделение египетской монархии по династиям.

Трудно не заметить сильное подобие между религией Эхнатона и еврейской религией, так что неудивительно, что многие историки были склонны видеть в Моисее человека, выхватившего эстафету из рук Эхнатона.  Есть по крайней мере две литературных пары – обе из них мы сейчас рассмотрим, которые, казалось бы подтверждают эту связь.  На могиле одного из придворных Эхнатона, Эйе, который потом сам стал фараоном, был найден гимн Атону – почему-то считается, что его автором был сам Эхнатон.  Почти сразу же было замечено сильное сходство этого гимна с Псалмом 104 (103 по православной Библии).  Судите сами – я извиняюсь, что лишаю вас поэтической красоты и для большей точности сравнения содержания использую прозаические переводы обеих поэм, тогда как я прочитал чьё-то мнение, что иврит стоит выучить только для того, чтобы оценить необычайную красоту Псалма 104 в оригинале.

Гимн Атону (перевод М.Коростовцева; для лучшего сравнения я поменял порядок: в оригинале вторая строфа следует после третьей)

Псалм 104 (Синодальный перевод)

(2) Ты сияешь прекрасно на склоне неба, диск живой, начало жизни! Ты взошёл на восточном склоне неба и всю землю нисполнил своею красотою. Ты прекрасен, велик, светозарен!

..........................................................................

(5) Скот радуется на лугах своих, деревья и травы зеленеют, птицы вылетают из гнёзд своих, и крылья их славят твою душу. Все животные прыгают на ногах своих, всё крылатое летает на крыльях своих...

..............................................................................

(3) Ты заходишь на западном склоне неба – и земля во мраке, наподобие застигнутого смертью. Спят люди в домах, и головы их покрыты...

(4) Лев выходит из своего логова. Змеи жалят людей во мраке, когда приходит ночь и земля погружается в молчание, ибо создавший всё опустился на небосклоне своём. Озаряется земля, когда Ты восходишь на небосклоне... Ты разбудил их – и они омывают тела свои, и берут одежду свою... (5) и трудятся они, выполняя свои работы.

.......................................................................................

(7) ...О, сколь многочисленно творимое тобою и скрытое от мира людей, Бог единственный,

(8) нет другого, кроме тебя! Ты был один – и сотворил землю по желанию сердца твоего, землю с людьми, скотом и всеми животными, которые ступают ногами своими внизу и летают на крыльях своих вверху.

                                    

(1) ...Господи, Боже мой! Ты дивно велик,

Ты облечён славою и величием.

Ты одеваешься светом, как ризою,

Простираешь небеса, как шатёр...

...............................................................................

(16) Насыщаются древа Господа, кедры Ливанские, которые Он насадил.

(17) На них гнездятся птицы: ели – жилище аисту, (18) высокие горы – сернам; каменные утёсы – убежище зайцам.

.................................................................................

(19) Он сотворил луну для указания времён; солнце знает свой запад.

(20) Ты простираешь тьму, и бывает ночь: во время неё бродят все лесные звери;

(21) Львы рыкают о добыче и просят у Бога пищу  себе.

(22) Восходит солнце, и они собираются и ложатся в свои логовища.

(23) Выходит человек на дело своё и на работу свою до вечера.

................................................................................

(31) Да будет Господу слава во веки; да веселится Господь о делах Своих!

(32) Призирает на землю, и она трясётся; прикасается к горам, и дымятся.

 

 

 

Не очевидно ли вам, что один из гимнов – это свободный перевод второго?  Но между двумя поэмами огромная формальная разница во времени: традиционный автор многих псалмов царь Давид жил на лет 250 позже, а записаны Псалмы были только лет 600 после Исхода – как же перевод мог быть сделан?  Мы знаем, что эхнатоновская цивилизация, если её так можно назвать, погибла и была стёрта из памяти вскоре после его правления.  Значит, оба текста должны были иметь период одновременного существования и в одном географическом времени, т.е. Псалм был сочинён евреями в Египте, а записан много позже – в Палестине.  Не является ли это косвенным доказательством передвижения после-эхнатоновских евреев из Египта а Палестину, т.е. доказательством Исхода и принятой его датировки?  Мнение историков расходится и зависит от априорной позиции в отношении вывода, который я только что сделал. На Интернете я нашёл такое объяснение, как гимн мог сохраниться: бежавшие из Египта рабы могли скитаться и для поддержания духа петь гимны и передавать их друг другу.  Что, и таким образом гимн царя-еретика мог выжить 600 лет?  Роберт Алтер, профессор Древнееврейской литературы в Беркли, написал мне, в ответ на мой запрос, следующее – я перевожу с английского:

«Это возможно, что небольшая группа евреев играла иную роль в Египте, чем это принято думать, хотя я полагаю, что это остаётся предметом спекуляции.  Я не убеждён Вашим аргументом в отношении Псалма 104.  Если сравнивать его тщательно с египетским гимном, то станет ясно, что это не «перевод», а большей частью перенос нескольких строк.  Было множество путей, как этот гимн или хотя бы его фрагменты могли остаться в циркуляции (возможно даже – в Ханаанской адаптации), так что заключение, что это был современный или почти современный перевод, неубедительно.  И с лингвистической точки зрения, этот псалм написан на хорошем классическом библейском иврите, и наверняка не на том архаическом иврите, который можно было бы ожидать, если бы перевод был сделан так рано, как Вы утверждаете.»

Ну, в отношении путей профессор Алтер спекулирует так же, как и автор на Интернете.  Его аргумент о качестве языка гораздо более убедителен, но и на это можно ответить, что все псалмы и весь библейский текст были подвергнуты тщательной редакции на протяжении веков.  По моему мнению, современный Эхнатону перевод вполне мог быть сделан, вынесен евреями Исхода и впоследствии отредактирован или заново переведён составителями книги Псалмов. Вот, например, у теперешних греков существует же древнегреческая драма в переводе на современный язык.

Гейдельбергский египтолог профессор Ассманн предпочёл прямо не отвечать на мой вопрос, что он думает о сходстве двух текстов, но прислал мне яркую статью – доклад о теологии Эхнатона, прочитанный им в Иерусалиме 14 лет назад. В нем он подробно разбирает философию гимна Атону и не стыдится сравнивать отдельные пассажи Гимна с Псалмом 104.  Только в сноске Ассманн замечает, что «соотношение (он даже избегает слова «сходство» - Э.Р.) между Великим Гимном и Псалмом 104 часто отмечается».  Ассманн ссылается на трёх авторов, которые отрицают прямое влияние, и на одного автора, которые «выражает себя более положительно в этом отношении».  Далее он цитирует некоего Улингера, статью которого мне не удалось прочесть – она написана по-итальянски, и с которым мне не удалось связаться, который писал в 1990 г. о возможности, что Псалм в какой-то форме существовал у евреев до Эхнатона, т.е. влияние и перевод были в обратном направлении.  Как вы поймёте позже, меня вполне устраивает такая возможность для моей гипотезы.

Надо заметить, что эта литературная пара – не единственный пример взаимовлияния египетских и еврейских текстов.  Другой пример - сравнение гл. 125 из египетской книги «Изречения выхода в день» ( более известная нам как «Книга мертвых», 16-й век до н.э.) и Библейских заповедей.

«Изречения выхода в день»

Из Торы

              Привет тебе, великий бог, Владыка Двух Истин...  Я знаю тебя, я знаю имена 42 богов, пребывающих здесь...

              ...Я не крал!..  Я не убивал!.. Я не пустословил!.. Я не совершал прелюбодеяния!...

              ...Я не мужеложествовал!

 

 

 

              Я Господь, Б-г твой, который вывел тебя из земли Египетской...  Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим.

              Не убивай. И не прелю-бодействуй. И не кради. И не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего. (Второз.,5)

              И с мужчиною не ложись, как с

       женщиною: это мерзость. (Левит, 18/22)

 

В первом пассаже египетской книги умерший предстаёт перед судом из 43 богов.  Тора как бы спорит с этим текстом, утверждая существование единого Б-га.  Дальнейшие заповеди удивительно напоминают египетскую книгу.  Но здесь нетрудно понять, как книга могла стать известной евреям, даже если они никогда не были в Египте. Египетская цивилизация была самой развитой в то время, её книги могли путешествовать и достичь израильтян без того, чтобы те потрудились прибыть в Египет.  Но я не могу представить себе, что знакомство с гимном Эхнатона было возможно для евреев без физического пребывания близко к его двору.

 

Ну, сейчас и нам пора вернуться к его двору. Итак, это довольно очевидно, что обе религии довольно сходны. Конечно, я не первый, кто это заметил, но все остальные полагали, что Моисей взял свои идеи от Эхнатона и принудил евреев их принять. Наиболее известным представителем этой идеи в наше время был, конечно, Зигмунд Фрейд.  Пол Джонсон попросту отметает идеи Фрейда, как основанные на антисемитских писаниях Манефона и на его собственной псевдо-фактической ерунде.

 

Ну, никто не должен с лёгкостью отметать такого мыслителя, как Фрейд, даже если он неправ. Это правда, что Фрейд без критики принимает рассказы Страбона и Манефона о том, что Моисей, египтянин, был вначале жрецом храма Гелиополиса, но Фрейд делает несколько интересных наблюдений.  Одно из них – подобие одного из имён еврейского Б-га – Адонай – имени Атон.  Далее, Фрейд отрицает, и я думаю – обоснованно, библейскую этимологию имени Моисея.  Согласно Торе, когда дочь фараона вынула его из воды, она назвала его «Моше» от глагола «лимшох» - вытягивать.  Фрейд пишет, что, во-первых, это нелепо ожидать, что египетская принцесса знает еврейскую этимологию, а, во-вторых, «моше» - это активная форма, означающая «я вытягиваю», тогда как логичней была бы пассивная форма «вытянутый», или «мушах».  Имя Моисея совпадает с окончанием имён фаронов, как Тутмос, Рамзес, и скорее всего означает просто «сын» по-египетски.

 

Другое любопытное наблюдение состоит в странном дефекте речи, на который ссылается Моисей и который, по крайней мере вначале, требовал помощи брата Аарона как его представителя.  Фрейд полагает, что Моисей вначале не знал достаточно иврита, чтобы говорить с евреями, и из своих двух наблюдений он делает вывод, что Моисей был не евреем, а египтяниным по рождению.

 

Ну, это нисколько не является доказательством. По такой же логике человек по фамилии «Фрейд» - «радость» по-немецки, который тоже был ассимилирован и вряд ли хорошо знал иврит и идиш, был совершенным арийцем!  Нацисты не были согласны с этим, и Фрейду пришлось бежать и окончить свои дни в Англии.  Кроме того, вряд ли евреи Египта не знали египетский язык, если только иврит не был выбран, как главный язык, по идеологическим причинам.

 

Ну а теперь, когда мы отдали должное Фрейду, мы вправе критиковать его и согласиться с Джонсоном, что его версия событий весьма маловероятна. Только для того, чтобы обосновать свою версию, он произвольно сдвигает время Исхода и делает Моисея современником царя-еретика. Фрейд спекулирует:

 

«Допустим, что Моисей был благородный и выдающийся человек, возможно даже, член царского дома, как об этом нам рассказывает миф. Он, должно быть, осознавал свои выдающиеся способности, амбиции и энергию; может быть, он даже видел себя в отдалённом будущем лидером своего народа, правителем Империи. В тесном контакте с Фараоном он стал убеждённым сторонником новоё религии... Когда царь умер и началась реакция, он увидел крушение всех его надежд и перспектив... В этот час нужды, он нашёл необычное решение. Мечтатель Эхнатон отдалил себя от своего народа и позволил его мировой державе рухнуть. Активная натура Моисея продумала план основания новой империи, создания нового народа, которому он даст религию, которую Египет презирает... Возможно, он был одно время губернатором той пограничной провинции (Гошен), в которой... поселились какие-то семитские племена. Этих он избрал своим новым народом. Историческое решение!»

 

Всё искусственно в этом тексте. Во-первых, Фрейд описывает характер Моисея в полном противоречии с тем, как он описан в Торе: нерешительный и не-амбициозный вначале лидер, без большого опыта.  Хотя, в оправдание Фрейду, мы должны заметить, что и Иосиф Флавий, впрочем, живший много позже Исхода, тоже писал о Моисее как о египетском генерале еврейской крови, который вёл успешный поход в Эфиопию и даже женился на эфиопской принцессе, но ничего этого в Торе нет. Во-вторых, Фрейд совершенно игнорирует побег Моисея в долгую эмиграцию, где он осел, женился на дочери царя и создал семью.  Как этот «египтянин», отвыкший от местной жизни, может решиться прийти к группе нецивилизованных людей - крестьян, пастухов, строительных рабочих, если и не рабов – и предложить им так сказать «свободу» и уйти под покровительсво неизвестного бога в пустыню, чтобы войной захватить обитаемую землю по другую сторону пустыни?  Не сочтут ли они его сумасшедшим?  И если они всё же решатся на такой поход большой массой – если не пара миллионов по Торе, то четверть миллиона по Манефону, со стариками и младенцами – то не убьют ли они его не вернуться ли умолять Фараона о прощении после первой неприятности?  Далее, если у этих людей не было своей религии, которой они придерживались веками, как они сумели выжить без ассимиляции и сохранить себя? Вспомним себя: выросшие в России без знания еврейской религии, сохранили ли мы еврейский язык? Не были ли мы близки к ассимиляции после всего двух поколений при Советской власти? И, наконец, если у них не было своей религии, почему Моисей и Аарон не дали им религию Атона в чистом виде? Зачем надо было придумывать еврейского Б-га с другим, непроизносимым именем? А с другой стороны, если их иудаизм Авраамовского толка был силён, почему бы они приняли разбавленную версию Эхнатона?  Нет, Моисей не предложил им эту версию – он полностью принял и затем развил Авраамовский иудаизм, религию, в которой Б-г, в отличие от Атона, не тождественен Солнцу; он – создатель Солнца и всего остального.

 

И ещё – то, что я уже говорил, но хочу напомнить: Эхнатон – не лидер, не правитель, не военный, но мечтательный семьянин – да как же он на такое решился?  Одно дело – измыслить новую религию в странствиях или тиши кабинета, и другое – совершить практическую революцию против древнейшей и устоявшейся цивилизации.

 

Да, сходство между Эхнатоновской и Авраамовской религиями несомненно, но евреи не могли получить свой монотеизм от Эхнатона и его жрецов, даже считая Моисея одним из них. Следовательно, это могло быть только наоборот: евреи попытались навязать египтянам свою религию, потерпели поражение, испытали декады острого антисемитизма и тяжёлых работ и – бежали.  Ну, а теперь я просто расскажу, как это было, по моему видению.

 

И вот, как это, возможно, было. После успешного правления Иосифа, талантливых евреев хорошо принимали при дворах последующих фараонов. Еще в самом начале Фараон сказал Иосифу, чтобы тот  поставил способных людей из своей семьи смотрителями над царским скотом. И как это бывало во всей истории, правители охотно использовали экономические, финансовые и технические способности евреев.  Евреи изучили язык и вскоре заняли почётное место среди египетской интеллигенции. Только в такой обстановке еврей Меред мог отважиться подступиться к дочери фараона.

 

Через некоторое время еврейская элита решилась ознакомить фараонов и аристократию с их идеей единого невидимого Б-га. Поскольку языческий мир был довольно терпим к другим верованиям, еврейские идеи были хорошо приняты. Чем больше становилось влияние евреев, тем более популярной становилась и их религия. Когда за несколько поколений до Эхнатона, кто-то из евреев откопал до того малоизвестного египетского божка Атона и объявил, что это и есть еврейский Б-г, некоторые придворные стали поклоняться Атону. Отец Эхнатона, прагматичный Аменхотеп III, не запрещал эту практику, хотя и понимал, что она не подходит для масс его страны.

 

А вот его поэтический сынок этого не понимал. Ему хотелось оставить свою отметку в истории, а больших талантов правителя у него не было. Так что он послушался своих иудейских и иудео-египетских советников и по их наговору решился на революцию – их руками. Когда революция победила, египетская элита бросилась вступать в иудейскую партию.

 

Возможен ли такой сценарий? Ещё бы! – посмотрите на гораздо более поздние и более знакомые времена августовского Рима. Евреи были побеждены политически, но они сумели привлечь к себе многих прозелитов среди римской и эллинистической аристократии, включая нескольких королей и королев. Гораций оставил нам парочку свидетельств по этому поводу в своих Сатирах:

 

...Нагрянет толпа стихотворцев,

Вступятся все за меня; а нас ведь, право, немало!

Как иудеи, тебя мы затащим в нашу ватагу!

                                             (I/4/143)

 

Или – Гораций на прогулке встречает друга:

 

«Ты, Аристий, хотел мне что-то сказать по секрету?»

«Помню, - сказал он, - но лучше найдём поудобнее время:

У иудеев тридцатая ныне суббота и праздник;

Что за дела в подобные дни?» - «Я чужд предрассудков!»-

Так говорю я; а он: «Да я-то нечужд, к сожаленью!

Я человек ведь простой, что делать! Уж лучше отложим!»

                                             (I/9/67-72)

 

Это очевидно, что друг открыто соблюдает субботу, и круг Горация не видит в этом проблемы. Советский историк Р.Ю. Виппер писал, что в то время была возмлжность «для иудейского вероучения стать религией всеобщего, широкоимперского масштаба. Однако этим данным, благоприятным для распространения иудейского мировоззрения и религиозной практики, противостояли другие, не пригодные для дальнейших его успехов. Слишком сильна была высокомерная исключительность, нетерпимость иудейства к язычникам, которая создала иудеям дурную славу ненависти ко всему роду человеческому».  Ну, эта антисемитская интерпретация историка сталинских времён неудивительна, но профессор ошибается в своих выводах. Иудаизм того времени раскололся по крайней мере на две части. Одна из них, под руководством Павла, приняла Иисуса как Мессию, завоевала римлян и таки создала религию всеобщего, широкоимперского масштаба. Другая же часть осталась верной исключительности, в принципе, не искала универсальности и имела своей целью только сохранение еврейской нации в диаспоре на грядущие века и тысячелетия.

 

Теперь перенесём эту ситуацию в древний Египет, где евреи нашли друга в лице главы государства. Вместо Иисуса они предложили Атона, и фараон объявил его не главой богов, а единственным и универсальным Б-гом. Тогда и многие неевреи примкнули. Но египетская цивилизация была много старше и духовно более тверда, чем римская цивилизация, а иудаизм до Моисея ещё не был хорошо развит и не мог предложить то, что он мог через 13 веков. Царь-защитник умер, его имя было изглажено из истории. Что же могло случиться с политико-религиозной атонистской партией? Вряд ли у вернувшегося к власти старого жречества было много любви запасено для этой партии. Ещё до конца 18-й династии культ Атона не был запрещён, но фараон Хоремхеб – последний фараон 18-й династии решительно восстановил старые порядки.  Тогда преследование атонистов началось всерьёз.

 

Её членов заставили выполнять всякого рода чёрную работу.  Это не была неорганизованная масса, они были грамотны, двуязычны, с хорошо развитой идеологией. В какой-то мере они были подобны английским пуританам. Вскоре начали появляться идеи ухода из Египта, но Рамзес не хотел терять квалифицированную рабочую силу. Их лидеры были арестованы, один из них, Моисей, наиболее харизматичный, убил надсмотрщика и был вынужден бежать заграницу.

 

Кем был этот Моисей? Ну, конечно, он принадлежал к партии. Были ли его родители потомками Иакова или нет, мы никогда не узнаем. По-видимому, он был образованным человеком египетской культуры, как Теодор Герцль или Зигмунд Фрейд были образованными людьми австро-немецкой культуры. Возможно, если он и был еврейской крови, он вначале не знал хорошо иврит, как не знал его Герцль.  В эмиграции он женился, создал себе удобную жизнь и, может быть, не знал, что легенда о нём росла в Египте. Когда же идеи Исхода созрели, другой лидер, Аарон, по Торе – брат Моисея – был послан убедить его встать во главе.

 

Моисею не хотелось. «Люди хотят говорить на иврите, а я почти забыл язык.» «Ничего, - отвечал Аарон, - я тебе помогу, буду твоими устами и переводчиком. Ты, что, думаешь, что они все так уж хороши с ивритом?»  Неожиданно Аарон получил поддержку со стороны жены Моисея и её отца Итро, и нехотя Моисей согласился. Именно потому, что его позвали (по Торе – послал Б-г), а не он сам навязал себя народу, он был принят и преуспел как вождь.

 

Эта гипотеза объясняет численное несоответствие. Семья Иакова составляла всего 70 душ. А Тора говорит о более чем 600 тысячах боеспособных мужчин, Манефон – о четверти миллиона; это невозможный рост за 400 лет. Но если мы примем, что Моисей вёл не только этнических евреев, но смешанную политическую партию, то любое число возможно. При этом совершенно неважно, текла ли в жилах Моисея кровь Иакова или нет. Он вывел толпу смешанной крови и в процессе превратил её в еврейскую нацию. В этом процессе он, конечно, сделал евреем и себя.

 

Манефон даёт совершенно фантастическую версию Исхода. По его словам, египтяне выгнали из страны прокажённых – физических или моральных, он не объясняет. А могло ли быть, что вообще вся домоисеева история евреев придумана, что евреи не существовали до Исхода, а Моисей вывел партию недовольных египтян и изобрёл евреев и всю предшествующую их историю?  Это могло бы быть, если бы не один элемент – язык. Если бы это было так, то люди Исхода принесли бы в Ханаан египетский язык, как английские пуритане и испанские конквистадоры принесли английский и испанский языки в Новый мир. Но люди Исхода были людьми иврита, значит, основу группы всё-таки состовляли древние евреи, у которых были сильны традиции Авраамского иудаизма.

 

В черепках Тел-Амарны были найдены письма, которые упоминают воинственных Апиру, бродящих по пустыне – слово, созвучное «иври», и большинство учёных склонны идентифицировать их с евреями, хотя Эль-Амарна относится к периоду Эхнатона, а Исход, мы полагаем, был несколько позже. Профессор Джордж Менденхол из университета Мичигана полагал, что Апиру – это не этническая группа, а определённый социальный класс.  Это не противоречит моей гипотезе.

 

Второзаконие (гл. 23) даёт нам любопытное свидетельство, что коренные египтяне тоже были среди людей Исхода:

 

(4) Аммонитянин и Моавитянин не может войти в общество Господне, и десятое поколение их не может войти в общество Господне во веки; (5) За то, что они не встретили вас с хлебом и водою на пути, когда вы шли из Египта, и за то, что они наняли против тебя Валаама,.. чтобы проклясть тебя.

 

(8) Не гнушайся Идумеянином, потому что он брат твой; не гнушайся Египтянином, потому что ты был пришельцем в земле его. (9) Дети, которые у них родятся, в третьем поколении могут войти в общество Господне.

 

Это поразительно: те, кто всего лишь отказали беглецам в хлебе и воде или наняли Валаама, чтобы он проклял, тогда как тот вместо того благословил, они враги вовеки, а египтяне, которые «с жестокостию принуждали сынов Израилевых к работам» - с ними надо обращаться как с братом идумеянином! Я могу это объяснить только тем, что у многих людей Исхода в Египте оставались друзья и родственники. Сравните это с особыми отношениями, которые всё ещё существуют между США а Великобританией, несмотря на преследование пуритан в прошлом и болезненное военное разделение.

 

Я полагаю, что реальное число людей Исхода не было очень большим, и их путь неизвестен, так что они не оставили заметный след в археологии. С другой стороны, в Ханаане оставалось много евреев, возможно, много больше, чем было в партии Исхода.  Но те пришли высокультурными и организованными, и они быстро захватили влияние и власть.  Это они писали историю, и потому-то только они и оставили в ней след.  Но эта высшая культура не пришла сама собой.

 

Когда Исход начался, Моисей обнаружил, что у него не было правил для управления своей командой и что без хорошо организованного Закона ему с массой не справиться. Вначале он был очень неопытен, и его тесть Итро во время короткого визита дал прекрасный совет, как организовать массу с помощью промежуточных лидеров. После этого Моисей начал гигантскую работу, значение которой не умерло и сегодня, по созданию Закона. Этим он также создал еврейскую нацию.  Жан-Жак Руссо был полон восхищения:

 

Я смотрю на нации новых времён. Я вижу в них множество составителей законов и ни одного законодателя. У древних я вижу трёх главных законодателей: Моисея, Ликурга и Нуму... И все трое достигли таких успехов, которые были бы сочтены невозможными, если б они не были так непреложно засвидетельствованы.

 

Первый задумал и совершил удивительное дело: создать нацию как единый организм из скопища несчастных беглецов, которые не имели ни ремёсел, ни талантов, ни добродетелей, ни мужества и ни одной пяди своих земельных владений, так что представляли собою чужеродное тело на лице земли. Моисей решился превратить это бродячее и раболепствующее племя в Политический организм, в свободный народ; и когда оно бродило в пустыне, не имея и камня, чтобы преклонить голову, Моисей дал ему прочное устройство, выдержавшее испытания времени, судьбы и всевозможных завоевателей, - то устройство, которое не могли ни разрушить, ни даже изменить пять тысячелетий, и которое существует ещё сегодня во всей своей силе, даже тогда, когда эта нация как единое целое уже более не существует.

 

...Вот почему эта удивительная нация, столь часто угнетаемая, столь часто распыляемая по свету и, казалось бы, уничтоженная, но неизменно преклоняющаяся перед своим законом, всё же сохранилась до наших дней, расселившись среди других народов, но с ними не смешиваясь; вот почему её нравы, законы, обряды существуют и будут существовать столько, сколько будет существовать мир, несмотря на ненависть к ней и преследования со стороны остальной части человеческого рода.

 

Это хорошие слова, которыми я и заканчиваю свой рассказ.